Строительная компания
stroidom-shop.ru
comintour.net
«Я психически травмированный человек»: как живёт потерявший всю семью из-за пожара в «Зимней вишне» Игорь Востриков

25 марта 2018 года произошёл пожар в торговом центре «Зимняя вишня» в Кемерове, унёсший жизни 60 человек. 33-летний Игорь Востриков потерял в этой трагедии всю семью — жену, троих детей и сестру. В интервью RT мужчина рассказал, как теперь складывается его жизнь. По словам Вострикова, он так и не смог оправиться после произошедшего, а не завершённое до сих пор уголовное дело в отношении виновников трагедии оказывает на него моральное давление.

«Я психически травмированный человек»: как живёт потерявший всю семью из-за пожара в «Зимней вишне» Игорь Востриков

  • © @igorlovepapa

Ровно два года назад, 25 марта 2018-го, в четырёхэтажном торговом центре «Зимняя вишня» в городе Кемерово произошёл пожар, в результате которого погибли 60 человек, большинство из них — дети. Отдельный резонанс в СМИ и соцсетях получила личная трагедия кемеровчанина Игоря Вострикова, который потерял всю семью: жену, троих детей и сестру. Востриков активно высказывался в СМИ на тему причин трагедии, выступал с политическими лозунгами, организовал движение «Глас народа» и был одним из организаторов митинга в Кемерове. В интервью RT Игорь отмечает, что спустя два года после происшествия он так и не смог вернуться к нормальной жизни и всё ещё ждёт справедливого суда над всеми, кто, по его мнению, виновен в случившемся.

— Расскажите, как и где вы сейчас живёте? О вас писали, что вы надолго уезжали из Кемерова и путешествовали.

— Так и есть. Я постоянно куда-то уезжал. Я даже в квартире своей не был почти год — только по необходимости, за какими-то документами заходил. Полгода прожил в США. Сейчас я в Кемерове.

— Где вы сейчас работаете?

— Я ничего не менял в жизни, работа у меня прежняя — занимаюсь розничной торговлей. Работу не бросил, потому что вложил туда душу, долгие годы развивал. Непросто всё это оставить. Это часть прошлой жизни, которой уже нет.

— Но хотелось перемен?

— Конечно, я уходил от прошлой жизни и после случившегося занимал себя чем мог. Это была и политическая деятельность. Но сказать, чтобы я изменился… нет.

— Что чувствуете сейчас?

— Апатию, а вернее — безразличие. Я просто живу. Есть цели — и много целей, но во всём мало смысла. Раньше у меня была семья, дети. Я был молодой, и всё было новым. Раньше я говорил, что хочу семью, чтобы дети были. Теперь я боюсь этого. Как принято говорить на западный манер, я психически травмированный человек. С огромной душевной травмой. Жить как прежде уже не представляется возможным.

— В отношении вас была развёрнута травля. Вас упрекали, что не остались горевать дома, а отправились путешествовать по миру, получив компенсацию…

— Ещё больше претензий касалось того, что я якобы подставной сотрудник ФСБ. Мне было всё равно. Все те, кто кого-то терял, оказывали мне поддержку.

— Пользовались помощью психотерапевта?

— Нет. Я проходил через эту трагедию сам. Психотерапевт имеет смысл, когда проблему можно уладить, но это не такой случай. На меня по-прежнему сильно давит незавершённость дела — расследования и суды.

— Вы следите за тем, как оно продвигается? Есть ли какие-то новости?

— Расследование, по сути, завершилось. Но у меня есть интересный документ, который я хотел бы на днях обнародовать, чтобы все понимали, что у нас происходит.

— О чём речь?

— Это обращение к президенту потерпевшего Александра Ананьева, в котором подробно разбираются все претензии к следствию. Там много интересных моментов: дополнительные детали о трагедии, информация о том, что многие люди могут избежать ответственности. Например, морально выводит из себя то, как ведёт себя пожарный Генин (начальник караула Кемеровской пожарно-спасательной части №2 Сергей Генин. — RT). О нём много интересного есть в документе, который я собираюсь опубликовать.

— Вчера из Польши экстрадировали владельца комплекса, где произошёл пожар. Вы не считаете это показателем того, что есть прогресс в деле?

— Экстрадиция Вишневского — это то, чего ожидали все потерпевшие. Надеюсь, после его допросов дело пойдёт дальше.

— Общаетесь с другими людьми, потерявшими близких во время пожара?

— Да. У нас 400 человек потерпевших. Но круг общения гораздо уже — тех, кто породнились после этой трагедии. Мы люди с одной лодки.

— Какие настроения среди пострадавших?

— Добиваться справедливости, в том числе и дальнейших арестов. Далеко не всех наказали. Получается, президент сказал, что следствие пройдётся по всем звеньям цепи, но по факту, как только спала шумиха, на его указания «забили» и отделались только одним звеном. Те, кто находятся на скамье подсудимых, — это пока только верхушка айсберга.

— Кто ещё, по вашему мнению, должен быть привлечён к ответственности?

— Виновные — это пожарные, подельники Комковой (экс-глава кемеровского Госстройнадзора Танзилия Комкова. — RT) и её предшественники, владелец ТЦ.

Обвиняемыми по делу о пожаре в «Зимней вишне» являются 15 человек. В судах в настоящий момент находятся два уголовных дела, а фигурантам предъявлены обвинения в оказании не отвечающих требованиям безопасности услуг, нарушении требований пожарной безопасности, присвоении или растрате, а также мошенничестве и халатности.

Напомним, 18 февраля Генпрокуратура России сообщила, что обвинение направило в суд третье уголовное дело о пожаре в «Зимней вишне», фигурантами которого стали в том числе чиновники — их обвиняют в получении взяток за введение ТЦ в эксплуатацию. По данным ведомства, в рамках этого дела перед судом предстанут начальник инспекции Госстройнадзора Кемеровской области Танзилия Комкова, её сын Эдуард Комков, глава одного из отделов инспекции Светлана Шенгерей и директор ООО «ИСК «Ресурс» Никита Чередниченко.

Источник

Об

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *