Строительная компания
stroidom-shop.ru
comintour.net
«У старшей девочки зафиксированы следы ударов тонким ремешком»: что известно об изъятии детей в посёлке Тюльпанном

Органы опеки Оренбургской области подали иск об ограничении в родительских правах жительницы посёлка Тюльпанного Алёны Лихтенвальд и её мужа Николая Самороки, у которых 25 мая изъяли четверых детей. Об этом RT сообщил министр образования региона Алексей Пахомов. По его словам, поводом для изъятия детей послужили жалобы медиков: супруги препятствовали лечению детей, а у старшей дочки обнаружили следы побоев. Ранее в интернете появилось видео того, как сотрудники органов опеки и полицейские вырывают из рук Лихтенвальд плачущего малыша, а на неё саму надевают наручники. Прокуратура проводит проверку по этому факту. Алёна и Николай утверждают, что детей у них отняли из-за конфликта с медиками и местной администрацией: семья несколько лет добивается разрешения отремонтировать дом за счёт средств маткапитала. Подробности — в материале RT.

На прошлой неделе в сети появилось шокирующее видео изъятия детей из семьи. В доме с обшарпанными стенами слышны детские крики, люди в форме вырывают плачущего ребёнка из рук матери, на которую потом надевают наручники.

Как выяснилось, кадры были сняты 25 мая в посёлке Тюльпанном Оренбургской области. В тот день представители органов опеки и сотрудники полиции пришли в семью 26-летней Алёны Лихтенвальд и 32-летнего Николая Самороки, которые воспитывают пятерых детей. Самому младшему сыну три месяца, старшей дочке — шесть лет.

Поводом для визита правоохранителей послужило аварийное состояние дома, в котором в любой момент может рухнуть потолок. По словам родителей, чиновники заявили, что детям опасно находиться в такой обстановке, поэтому их необходимо отправить в детдом. При этом супруги сказали, что несколько лет добиваются разрешения отремонтировать дом на средства маткапитала.

Опасный дом

Как рассказал RT глава семьи Николай Саморока, дом в Тюльпанном они купили на средства материнского капитала, полученные после рождения второго ребёнка.

«Это было единственное доступное жильё, на которое хватало денег. У нас всего было 453 тыс. В Орске за такую сумму ничего не найдёшь, пришлось купить этот дом», — пояснил Николай.

Он добавил, что во время осмотра дома перед сделкой заметил ряд проблем: не везде была проложена проводка, не был подключён газ. Риелтор пообещал, что к моменту заключения договора ремонт закончат. Однако ничего сделано не было.

После этого, по словам Николая, они не раз обращались к местным властям с просьбой помочь с ремонтом или разрешить им восстановить дом за маткапитал на младших детей.

В январе 2020-го мужчина выложил в сеть видеообращение, где он показывает плачевное состояние дома и жалуется на отсутствие помощи.


В понедельник, 1 апреля, в Санкт-Петербурге состоялось слушание по делу об ограничении в родительских правах слабослышащей Олеси…

Позднее информацию уточнили, пояснив, что под выданными деньгами имелись в виду положенные семье средства материнского капитала за третьего ребёнка, которыми они не воспользовались.

«Мы просили разрешения потратить эти деньги на ремонт, но нам отказали: якобы мы уже воспользовались помощью в виде маткапитала для улучшения жилищных условий, то есть купили этот дом», — пояснил глава семьи.

Николай рассказал, что представители общественности уже предложили оказать его семье помощь с ремонтом или приобретением нового жилья, если дом нельзя отремонтировать.

Органы опеки и представители районной администрации ситуацию с изъятием четверых детей у Алёны Лихтенвальд и Николая Самороки комментировать RT не захотели. Старшая дочь на момент визита органов опеки была у бабушки.

RT продолжит следить за развитием ситуации.

Источник

Об

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *