Строительная компания
stroidom-shop.ru
comintour.net
«Счастливы, но это невероятно тяжело»: Бьорндален и Домрачева о работе в Китае, жизни в отеле и ЧМ в Поклюке

Китайская зима достаточно сурова для биатлона, но мотивирует работать ещё больше. Об этом в интервью RT заявил легендарный биатлонист Уле-Эйнар Бьорндален. По словам норвежца, ему ни перед одной из шести Олимпиад не приходилось столь тяжело, как сейчас, во время подготовки к своим первым тренерским Играм. В свою очередь, его супруга Дарья Домрачева призналась, что на них накатывает грусть из-за отсутствия возможности принять участие в чемпионате мира, проходящем в эти дни в Поклюке. Именитая белорусская спортсменка также рассказала об особенностях встречи Нового года по восточному календарю и порадовалась тому, что дочь Ксения проводит много времени на воздухе.

«Счастливы, но это невероятно тяжело»: Бьорндален и Домрачева о работе в Китае, жизни в отеле и ЧМ в Поклюке

  • © dadofun

В сентябре 2019-го Уле-Эйнар Бьорндален и его жена , выигравшие на пару дюжину золотых медалей на Олимпийских играх, приняли решение уехать работать в Китай. Чуть позже, когда мы встретились на первом этапе Кубка мира в шведском Эстерсунде, я спросила норвежца, что стало для него определяющим в принятии того решения.

«Это точно были не деньги, — ответил Бьорндален. — Скорее — вызов».

Тогда мы, разумеется, не знали, что пройдёт ещё несколько месяцев, мир накроет пандемия и звёздная тренерская пара окажется со своей командой в абсолютной изоляции от «внешнего» биатлона.

Глава семьи вышел на связь первым. Предупредил: «Даша обязательно подключится к беседе. Но попозже. Сейчас она укладывает Ксению спать».

Бьорндален: «Проще говоря, я чертовски устал»

— Похоже, это самый длинный тренировочный сбор в вашей жизни?

— Самый длинный и однозначно самый непростой. Он длится уже пять месяцев, и не думаю, что закончится раньше апреля.

— Что для вас с Дарьей стало наиболее тяжёлым в этой вынужденной изоляции от мира?

— Изоляция — это всего лишь данность, хоть и не слишком приятная. Гостиничный номер, в котором мы живём, не так мал, общая площадь составляет порядка 45 квадратных метров, всё вполне комфортабельно, чтобы не испытывать бытовых неудобств, но выйти из гостиницы мы можем только на тренировку.


Карим Халили принял участие в индивидуальной гонке на чемпионате мира по биатлону благодаря стечению обстоятельств. Об этом в интервью…

— Она была менее сложной?

— Более красивой, я бы сказал. Круг был более длинным, захватывал дальние участки. Плюс — потрясающий стадион, очень хороший снег, удобное стрельбище. После того как мне удалось восстановить стрельбу до того уровня, чтобы перестать на этом зацикливаться, я много раз ловил себя на ощущении, что стрелять в Поклюке очень легко. Понятно, что всегда найдутся люди, которые делают там кучу ошибок, но я бы назвал тамошние стрелковые условия идеальными.

— Что именно делает их такими? Защищённость от ветра?

— И это тоже. Стрельбище в Поклюке расположено в самой низкой части трассы, а идти вниз всегда проще: успеваешь отдохнуть, восстановить пульс, соответственно, тебя не так сильно колотит на изготовке.

— Какая из текущих гонок чемпионата мира вызвала у вас наибольший интерес?

— Мужская гонка преследования. Понятное дело, что болею я прежде всего за Норвегию, но меня потряс Эмильен Жаклен. Я получил громадное удовольствие, наблюдая за тем, как он соревнуется.

— Как долго может продлиться ваше вынужденное китайские затворничество?

— Не думаю, что мы сможем вернуться в Европу раньше начала мая.

— Какие-то планы на этот период вы уже строите?

— У всей нашей команды запланирован двухнедельный отпуск в первой половине апреля, а вот что будет потом, планировать крайне сложно. Для того чтобы покинуть Китай, а потом снова вернуться, нашим спортсменам требуется специальное разрешение, но сколько времени может уйти на то, чтобы его получить, я просто не знаю. Не могу сказать, что меня это не напрягает, но такова реальность.

— Тогда остаётся пожелать вам удачи. Удачи и терпения.

— Спасибо. Это действительно сейчас нам нужно больше всего. Могу совершенно откровенно признаться: ни к одной из своих шести Олимпиад я не шёл через такое преодоление, как сейчас, когда иду к своим первым тренерским Играм. Да, я обожаю вызовы, я счастлив, что получил ту возможность, которую имею сейчас, но это невероятно тяжело!

Источник

Об

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *